October 27th, 2011

Ливия - шариат...

Полковник по запальчивости решил, дать бесплатное высшее образование всей молодёжи Ливии и не было ни одной страны в Северной Африке, столь образованных как там .

Но десятки тысяч инженеров, учителей, врачей, юристов на определённом этапе жизни почувствовали себя в несвободе. Они вышли на улицы и убили в итоге полковника, но на третий день после смерти полковника в их стране объявили шариат... А значит будут "несвободу" при полковнике превращать в "супер несвободу".

Маленькая история с разницей в 60 лет

Навеяно http://nut-ok.livejournal.com/128108.html .


Пришлось какое то время назад жить в Германии, не далеко от Кёльна, в красивом городке с двумя очень длинными улицами по берегам речушки, зажатой каменной кладкой. Часов до 15, мы с приятелем проходили стажировку на одном из заводов, потом приезжали в Gasthof городка и строго в 19 часов спускались в маленький ресторанчик.
Гостиницей как и рестораном руководила одна семья, и если женщины были чистокровными немками, то хозяин скорее всего еврей...
Постройка по всему очень старинная, и даже мерные кружки стоящие как экспонаты на камине показывали , что гостиничное и кабацкое дело здесь ведётся с 17 века.

Так уж получилось, что мы понравились хозяевам, то ли потому что не пили и не курили, а может просто из вежливости к нам, они не разу не показали своего не довольства. Да и интересно было им, русские у них редко останавливались. Да и то, лишь может иногда на ночь.
И так мы ровно в 19 часов спускались к ужину. И как правило наш стол уже к этому времени стал заказным. Со столиком нам повезло, если нас мало кто мог видеть за камином, то мы видели оба зала и всю барную стойку. Кстати хозяев наверное удивило и то что мы очень постоянные в своих вкусовых пристрастиях и заказывали почти всегда одно и тоже, шницель с овощами и картофелем и пиво по мере необходимого. Правда иногда шеф нам предлагал что нибудь согласно меню этого дня. Но как правило он без вопросов приносил то что мы ели каждый день.

Приглядываясь к посетителям, мы заметили, что это не столько ресторан, но скорее всего клуб. При чём мы практически не видели ни одного молодого человека по вечерам, если только в банкетном зале не было какого либо тожества семейного. И так в клубе возрастной ценз от 50 лет и выше. Мужчины, женщины, семейные пары некоторые очень пожилые сидели и играли в преферанс, потягивая либо одну рюмку водочки в течении всего вечера, либо пива.
Через неделю каждый входящий после 19 часов вечера, автоматически поворачивался в нашу сторону и кивал головой, либо приподнимал головной убор. И так мы все привыкли к друг другу.
Но был один очень пожилой немец который всегда приходил и садился за барную стойку в углу. Вернее садился он на два стула. Дедушка был инвалидом, без левой ноги и левой руки. Поэтому вначале он взбирался на стул, потом приподнимал левую протезную ногу и клал его на другой стул, следующим действием он живой рукой клал левую протезную руку на столешницу бара и покряхтев весьма довольный своим положением, заказывал бокал пива или рюмку водки. Процедура сия хоть и была отработана почти до автоматизма , но было видно что давалась она ему с трудом, да и время занимала не меньше пяти минут. Его все знали и особо никто не обращал на него внимание, а он посидев около трёх часов, аккуратно себя снимал со стульев в обратной последовательности и довольно розовыми щеками от тепла и выпитого, ковылял к выходу.
И вот этот немец как только появились мы в ресторане, каждый день приходил, садился на своё место брал бокал пива и сидел тупо глядя на нас, при чём он смотрел на нас не сводя глаз. Всё что раньше видимо интересовало его, стало не интересным, он смотрел всё время только на нас. И главное лично мне не понятен был его взгляд, что он отражал. Но иногда мне казалось, что он смотрит на нас и не на нас, а куда то туда в прошлую вечность...
И вот однажды, после третьего пива, я заметил вновь, что он погружён изучением нас, прислушиваясь к нашему разговору и и какому то собственному внутреннему разговору. У деда на стойке стояла рюмка водки. Тут то ли я из сентиментальности то ли из простого пивного добродушия,встал , повернулся к деду, поднял бокал и сказал ему "прозит" и тут...Деда как будто, аж током передёрнуло он быстро скинул свою протезную ногу, встал на ноги вытянулся во весь рост поднял свою рюмку ответил тоже старческим голосом " прозит" и залпом выпил её, а потом ... он заплакал . У старого человека лились слёзы ручьём, он отвернулся снял с вешалки клетчатую кепку натянул на самые глаза, взял свой анатомический костыль и поковылял к выходу.

С тех пор в ресторанчике он не появлялся, да и мы уехали через три дня домой в Россию...где возможно лежат в земле, рука и нога немецкого деда...